Цвет настроения сизый

Пересматривал недавно «Покровские ворота». Помните концовку? «Москва. Пятидесятые годы – они уже скрылись за поворотом. Отшумели шестидесятые, семидесятые пролетели, восьмидесятые проросли». Когда-то мне казалось это какой-то фантастикой. Казалось, что не измеряется человеческая жизнь десятилетиями. Она измеряется годами. И каждый год бесконечен и уникален. «Двадцать лет спустя» Александра Дюма – это бесстыдное художественное преувеличение. Типа 20 лет с мушкетерами ничего не происходило, они не виделись, а тут встретились такие – и ну шалить. Да 20 лет – это же вечность! Это можно дважды окончить школу. Как за столько времени может ничего не происходить? И вот, господа, на пороге 2020 год.

Буквально вчера я с удивлением смотрел на приближение миллениума. Думал, блин, надо же. Я дожил до следующего тысячелетия. Люди вокруг спорили, с какого года считается начало века: с 2000-го или с 2001-го. Говорили о каком-то компьютерном сбое. Ельцин прощался с народом, уверял, что устал, и подсовывал вместо себя какого-то тощенького хлюпика. В тот момент я казался себе уже вполне взрослым, солидным мужчиной. Я уже успел окончить школу и университет, пережить смену страны, поруководить газетой, создать театр, кануть в эмиграции и вынырнуть из нее. За это время так много всего произошло. И вот от жизни отвалились еще 20 лет, а я толком не могу вспомнить, что за это время случилось. Прав был Дюма – ничего.

Восьмидесятые скрылись за поворотом, отшумели девяностые, нулевые пролетели, десятые отошли. А нам остается фиксировать хоть что-то в этом мелькающем пейзаже за окном. Что же промелькнуло мимо нас в этом году? Или мимо чего промелькнули мы? Что хоть сколько-то отложилось в памяти? Вот так, навскидку. Не залезая в газеты. Ну, поехали.

Я/Мы Иван Голунов и Я/Мы Павел Устинов. Это, наверное, запомнилось больше всего. Журналисту Ивану Голунову подбросили наркотики, а актера Павла Устинова судили за вывихнутое плечико двухметрового росгвардейца. Народ всколыхнулся и завибрировал. Голунова в итоге вообще отпустили и даже покарали карателей в лице двух каких-то неправильных генералов, а Устинов «отделался» условочкой. Дескать, хоть он при задержании и не рыпался и вообще задерживали его по ошибке, но гвардеец же все-таки пострадал. То ли «спотыкнулся» о лежавшего артиста, то ли слишком яростно раззудил при расслабляющем ударе плечо, но по-любасу у него была бобошка. А значит, Устинов все-таки виноват.

История про плечевывихнутого гвардейца возвращает память к истокам. В смысле, к причинам, по которым вообще все это произошло. В Москве состоялись выбору в Мосгордуму, и на эти выборы не допустили ни одного оппозиционного кандидата. Люди удивились и захотели поговорить об этом с властью. Власть разговаривать не желала, и митинг по такому незначительному поводу запретила. Люди всё равно вышли. Тут-то все и началось. Первым с велика уронили мирно едущего дизайнера, сломали ему ногу и осудили за нарушение общественного порядка. Так как не фиг педалировать не в то время и не в том месте. Сотни задержанных. Плачущие гвардейцы, строгие судьи, избитые повстанцы – в общем, «Чиполлино. Перезагрузка». Помидор наносит ответный удар.

Кстати, гарант Конституции надысь объяснил, почему за брошенный в гвардейца пластиковый стаканчик людей надо сажать. Дело в том, что если им простить стаканчик, то завтра они кинут бутылку, а потом начнут жечь магазины. Прямо как в старом советском анекдоте: «Сегодня ты доску не вытер, а завтра поезда под откос пускать будешь». Эдакая превентивная система наказаний. Не по факту, а впрок. Чтобы, так сказать, пресечь в зародыше. Прекрасная, на мой взгляд, идея. Свежая.

В общем, со смутой Родина борется, но не забывает иногда подлавливать и взяточников. Так, запомнились в этом году три полковника-рекордсмена. У полковников ФСБ Черкалина, Васильева и Фролова были найдены 12 миллиардов рублей, распиханных по трем квартирам. Офицеры, так сказать, разведчики. Те самые, у которых должны быть чистые руки, горячие сердца и холодные головы. У трех далеко не самых главных людей страны находилась четверть годового бюджета Карелии. Денег, в общем, нет, но вы держитесь. Все деньги у Черкалина и его товарищей по оружию. Таким образом, в этом году был побит рекорд полковника МВД Захарченко, у которого нашли «всего» 8,5 миллиарда.

А еще Арашуковых арестовали. Рауфа и Рауля. Отца и сына. Только что святого духа не тронули. Рауль – это папа, начальник по газу. Рауф – это молодой сенатор от Карачаево-Черкесии. Взяли за ряд убийств и создание ОПГ. К нему сам председатель Следственного комитета в гости ездил, барашка кушал, дорогим гостем был. Его весь Совет Федерации любил. У него вся семья на газе сидела. Папа, братья, дяди. Все из одного аула, все молодцы. А потом что-то пошло не так. Прямо в Совет Федерации пришли арестовывать. Он бежать хотел через дымоход, но его Валентина Матвиенко остановила. Стоять, говорит. А теперь – сидеть. Ну, он и сел. Страсти-мордасти какие-то. Ну, убил, может, одного-двух, так когда это было! Кто старое помянет, тому глаз вон. В общем, никакой стабильности в стране.

Ладно, оставим тюремные темы. Ведь было же еще в этом году что-то, что запомнилось. Конечно, было. Наводнения и пожары в Сибири. Причем, казалось бы, это какие-то взаимоисключающие вещи. То, что горит, утонуть не может. И наоборот. Так ведь нет. Сибирь и горела, и тонула. Владимир Владимирович даже под конец наводнений лично прибыл к выжившим и пригласил переживших наводнение детей съездить с ним в Петербург посмотреть парад Военно-морских сил. Дескать, вы еще мало воды видели, поехали, я вам еще в Питере покажу. Айда, пацаны. Не знаю, как детей после этого родимчик не хватил. Но про родимчики газеты не писали, так что, может, и обошлось.

Но вот начальница пресс-службы губернатора Иркутской области Ирина Алашкевич из-за этих недоутонувших пострадала. Она всего-то проявила искренность, сказала то, что думает, дала волю чувствам и эмоциям – назвала пострадавших от паводка людей «бичевней и быдлом». Ну не понравилось женщине, как люди выглядят. Одежда неопрятная, неглаженая, обувь – дрянь, лица неухоженные. А туда же – пришли к самому губернатору компенсацию просить. Вот она и высказалась. А журналюги проклятые шум подняли, до царя дошло, и он ее непорядочной за такие слова назвал. Всё. Уволили девушку. А все из-за людей, забодай их корова. Вот как бы хорошо было, кабы их не было.

Оу! Суперсобытие! Выборы на Украине. Я же реально всего два года назад на концерт Зеленского ходил в Лос-Анджелесе. Они всем своим «Вечерним Кварталом» на гастроли в Штаты приезжали, а я же их команду еще по КВН помню. В Сочи на фестивале, помню, сидели, Зеленским любовались. Он такой в шубе выходил и «пыптих» ругал. Микрофон то есть. Хочу, говорил, такой, как у президента – у Маслякова, у того-де пыптих так пыптих. А потом он д’Артаньяна играл в новогоднем фильме. А потом Наполеона. И Новосельцева. И вообще, он молодец. А теперь еще и президент целой страны. У него теперь, небось, самые лучшие пыптихи в Украине. Вот честно, я бы не отказался, чтобы и у нас такое возможно было. Чтобы не бубнили: «Кто, если не он… больше же никого нет… эти наворовались, так пусть они уже и остаются», а брали и выбирали того, кто симпатичен. Ну а если не понравится, так чтобы выбирали кого-нибудь следующего. Ведь если не пробовать, так точно ничего не изменится.

Еще на Севере начала всякая ерунда происходить. То подводная лодка загорелась, то ядерный реактор бахнул. Нет, так-то армия наша лучшая в мире. Мы и Сирию победили, и Крым без единого гвоздя взяли. У нас лучшие в мире ракеты, и мы всех можем «превратить в радиоактивный пепел». Но вот подводная лодка с милым детским названием «Лошарик» загорелась, и все находившиеся там капитаны первого ранга погибли. И никто не рассказывает, чем они там занимались таким руководящим составом. Потому что тайна и сверхсекретность. А потом и месяца не прошло, как опять же на сверхсекретных учениях ядерная установка под Северодвинском бахнула. Люди погибли, деревья пожелтели, грибы попрятались. Да нам с такой мегаармией никакой враг не нужен. Сами себя перевзрываем на фиг.

Однако специальные люди с дозиметрами приехали на берег Белого моря, провели замеры и установили, что уровень радиации в норме. А то, что посреди лета деревья в районе взрыва пожелтели и засохли, так это обычное природное явление. Не волнуйтесь, дескать, вы же пока не пожелтели. И даже не засохли… А через полгода в Сегеже начали дохнуть птицы и снег пожелтел. То ли Сегежский ЦБК зачудил, то ли одно из двух. Ну а какие еще варианты? Завод вредный, вонь от него тухлыми яйцами за версту стоит. Видать, какой-то фильтр полетел. Но опять же, приехала бравая бригада экспертов, поводила носами, вскочила в тарантас и исчезла со словами: «Воздух отличный, дышать можно, дышите». Как в том рассказе Зощенко, где печка угорала, но комиссия уверяла, что воняет она нормально. И даже из каретки скорой помощи председатель продолжал бормотать, что воздух вокруг печки чист, прозрачен и свеж. В общем, официальная версия такова: голуби передохли из-за отравленной присыпки на снегу, а снег желтый от того, что на него все голуби, умирая, пописали.

Еще нашу страну отстранили от участия во всех крупных соревнованиях в ближайшие 4 года. Но мы, естественно, не сдаемся. Ибо знаем: это все не наш допинг виноват, а происки врагов. У нас и ядерные взрывы безвредные, и птицы дохнут сами по себе, и деревья сохнут от естественных причин. Вернее, даже не так. Это враги и диверсанты гуль наших отравили, снег обоссали и листья высушили. Это они «Лошарик» подожгли и полковникам деньги подбросили. Ясно же, что сами мы на такое неспособные.

Восьмидесятые скрылись за поворотом, отшумели девяностые, нулевые пролетели, десятые отошли. На пороге двадцатые, друзья мои. До встречи.

Источник: gubdaily.ru

Сайт гидра магазин

для наших клиентов. Вход на сайт тут

gidra-sajt.com

Добавить комментарий