Мемория. Иван Бардин

13 ноября 1883 года родился Иван Бардин, советский металлург, вице-президент АН СССР.

Личное дело

Иван Павлович Бардин (1883—1960) родился в селе Широкий Уступ Саратовской губернии. Его отец Павел Дмитриевич был портным — выучился этому ремеслу, когда в четырнадцать лет сбежал из дома. Мать, Дарья Бородачева, вышла замуж, когда ей было всего шестнадцать. Вскоре семья перебралась в Саратов.

Там отец Бардина, страдавший от астмы и малярии, перешел на работу городским фонарщиком. Летом он следил за освещением городского сада «Липки». Иван Бардин вспоминал: «Я помогал отцу в тушении фонарей. Помню, с каким страхом я проделывал это поздно вечером в городском саду «Липки». Следуя за ночным сторожем, звонившим в колокол, что для посетителей означало, что сад закрыт, я тушил фонари. Мне всегда при этом казалось, что из-за кустов и деревьев, постепенно погружавшихся в темноту, кто-то выскочит, рисовались всякие страхи».

После эпидемии холеры 1892 года в живых из детей Бардиных остался только Иван. Его тетка по материнской линии, Александра Михайловна, настояла на том, чтобы племянник получил образование. Сама она была деревенской учительницей, затем училась в Казани на фельдшера.

Бардин с ее помощью поступил в ремесленное училище Саратова, а затем, когда тетка с мужем получили работу в Новоалександрийском институте сельского хозяйства в Польше — подал документы в Мариинское земледельческое училище, которое готовило управляющих помещичьими имениями.

Окончив его, со второго раза поступил в Новоалександрийский институт сельского хозяйства. В 1905 году был исключен из него из-за «участия в революционном движении» — как и многие студенты, Бардин, по его словам, выражал сочувствие товарищам, которых выгнали за срыв спектакля «Контрабандисты». В том спектакле отрицательно изображалась жизнь пограничных евреев.

В 1906 году Бардин поступил в Киевский политехнический институт — вначале на агрономическое отделение, с которого затем перевелся на химическое со специализацией на металлургии чугуна и стали. Практику Бардин проходил на Брянском заводе. В 1910 году окончил вуз.

Не найдя работы по специальности, по совету знакомого поехал в США. В 1910—1911 годах работал там простым рабочим на заводе по производству сельхозтехники и на металлургическом заводе в городе Гэри близ Чикаго. Не видя там перспектив и из-за начавшихся проблем со здоровьем, Бардин вернулся в Россию и поступил чертежником на Юзовский (ныне Донецкий) металлургический завод. Здесь он познакомился с выдающимся доменщиком-самоучкой Михаилом Курако. После его перехода на Енакиевский металлургический завод Бардин сменил его на посту начальника доменного цеха в Донецке.

В 1915 году по рекомендации Курако Бардин перешел в Енакиево, где после ухода своего учителя стал начальником доменного цеха. В декабре 1917-го был избран главным инженером завода и рудников. После революции Енакиево переходило красным, немцам, белым, затем опять красным. Бардин оставался на своей должности.

В 1921 году, когда Енакиевский, Макеевский и Юзовский металлургические заводы вошли в трест «Югосталь» (из них работал лишь Енакиевский, и то в полсилы), Бардин также был назначен директором завода в Енакиево.

В 1923 году, когда так и не восстановившийся после Гражданской войны комбинат был законсервирован, Бардина послали изучать иностранный опыт в Германию, Бельгию и Великобританию. Там он осматривал металлургические и другие заводы, шахты, расспрашивал об их устройстве собственников и инженеров, некоторых из которых знал еще до революции.

В начале 1924 года вернулся на родину, был назначен главным инженером Макеевского металлургического завода. Руководил восстановлением предприятия.

В 1925—1929 годах был на той же должности на Днепровском металлургическом комбинате имени Дзержинского. Реконструировал несколько доменных и мартеновских печей, доведя производительность завода до довоенного уровня.

С 1929 по 1936 год Бардин работал техническим директором и главным инженером строительства Кузнецкого металлургического комбината. За технические разработки и рекордные сроки строительства (тысяча дней) Бардин, не имея опубликованных научных трудов, получил звание академика АН СССР (без присвоения звания члена-корреспондента). С 1942 по 1960 год был вице-президентом академии наук.

В 1937 году Бардин был назначен главным инженером управления черной металлургии комиссариата (министерства) тяжелой промышленности СССР, в 1938 году работал главой технического совета этого наркомата, а в 1939 году занимал должность заместителя наркома.

Во время Великой Отечественной войны возглавлял Уральский филиал Академии наук СССР.

В 1940—1946 годах был во главе коллектива ученых, занимавшихся разработкой строительства Череповецкого металлургического завода, затем активно участвовал в его возведении.

С 1944 по 1960 год возглавлял Центральный научно-исследовательский институт черной металлургии (ЦНИИчермет), ныне носящий его имя.

Иван Бардин скончался 7 января 1960 года от сердечного приступа.

 

Чем знаменит

Иван Бардин, 1920-е

Один из основателей отечественной металлургической науки, кризис-менеджер советской металлургии 1920-х годов. Под его руководством в начале 1930-х был возведен гигант советской промышленности — Кузнецкий (ныне — Новокузнецкий) металлургический комбинат, а в 1939 году был основан Институт металлургии Академии наук СССР. За свою работу Бардин был награжден семью орденами Ленина (1934, 1943, по два в 1945 и в 1953 годах, 1958). Лауреат двух Сталинских премий и Ленинской премии.

 

 

 

О чем надо знать

После смерти Сталина в стране «наверху» стали скептически относиться к его гигантским стройкам. В 1956 году в правительстве поднимался вопрос о нерентабельности и бесперспективности Череповецкого металлургического завода, строительством которого руководил Бардин. Академику удалось отстоять завод, однако то подорвало его здоровье. Уже перенеся два инфаркта, 7 января 1960 года он приехал на заседание комиссии Госплана СССР по развитию черной металлургии. Выступление академика по поводу Череповецкого завода было резким, во время заседания у него случился третий инфаркт, от которого ученый тут же умер.

Бардину было 76 лет, он уже собирался отойти от дел и даже написал письмо с просьбой освободить от должности. Академик похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

Прямая речь

О пути в металлургию (И. П. Бардин «Жизнь инженера»): «Мне было двадцать семь лет, когда я впервые увидал металлургический завод. Он поразил меня. Металлургия захватила все мое существо.

Но путь, которым я шел к металлургии был чрезвычайно извилист и запутан.

Совершенно отчетливо в моей памяти вырисовывается одряхлевший, покосившийся домик у заброшенного пруда на самой окраине села. Мой дед, волостной старшина, часто, сидя на завалинке, мечтал о приобретении пары лошадей, коровенки и нескольких десятин земли. Вспоминаю и своего отца, озорного драчуна, забияку, вечно мятущегося, неспокойного и предприимчивого человека…

Преодолев все препятствия, я в конце концов поступил в Киевский политехнический институт. Однажды я попал на лекцию к металлургу Ижевскому. Он не был оратором, но с первых же лекций захватил меня…

— Доменный процесс, — говорил он, — это сказочно красиво. Это неслыханно тяжелое, но мудрое и радостное превращение бесформенной породы и руды в металл. Когда-нибудь, — мечтал Ижевский, — в России будут построены сотни мощных доменных печей… Ижевский сделался моим наставником и другом. Счастливая встреча с ним подсказала мне мое будущее».

О жизни в Америке (И. П. Бардин «Воспоминания»): «Попав в Нью-Йорк, я захотел посмотреть, что представляет собой Бродвей — улица, о которой я много читал и слыхал. Принялся бродить по Бродвею, заглядывая в окна магазинов. Решил купить себе безопасную бритву, чтобы не нуждаться в парикмахерских. Купил самую дешевую — за один доллар. Утром следующего дня при попытке побриться я изрезал все лицо. Пришлось несколько дней никуда не выходить…

Не владея английским языком, я не понимал даже содержания вывесок. Ориентироваться было трудно, и все виденное воспринималось только зрительно. Запомнились большая скорость поездов и очень короткие остановки на станциях…

Для металлургии США 1911 год был плохим годом. Внутри страны заказов не было. Мы катали рельсы для Канады и Аргентины, но и эти заказы прекратились. Рельсопрокатный цех был переведен на прокатку осевых блюмов [больших металлических заготовок]. Меня вторично перевели из группы по настройке валков в группу, рабочие которой должны были увязывать цепями горячие блюмы и прикреплять их к крюкам крана. Это очень тяжелая, опасная работа. Уже через две недели у меня появились признаки сильнейшего невроза сердца. Пришлось начать лечиться…

Время шло, и я все чаще стал подумывать о возвращении на родину. Все мои попытки устроиться в Америке по специальности и получить серьезные знания в области металлургии были тщетными. Как инженер я не мог найти себе применения, как рабочий — оказался физически слабым. А болеть в Америке нельзя, здесь надо быть только здоровым».

О строительстве Кузнецкого металлургического завода (там же): «Со всех концов страны стекались к нам люди. Вместе с русскими и украинцами работали казахи, киргизы, люди многих национальностей.

Сколько совершили эти ранее неграмотные, никогда не видевшие настоящего завода люди трудовых подвигов!.. Бетонщики вместо 150 замесов давали по 408. Клепальщики делали 266 заклепок в смену при норме 105. Землекопы иногда выполняли по 10 дневных норм за смену.

Комсомольцы производили клепку на большой высоте при 50-градусном морозе.

Огнеупорщики укладывали за смену по 15 тонн кладки на человека. <…>

Я твердо помнил обещание, данное мною редакции газеты «За индустриализацию» в самом начале стройки: завод будет построен за тысячу рабочих дней».

 

5 фактов об Иване Бардине

    В 1917 году главный учитель Бардина-металлурга Михаил Курако получил подряд от частной компании — спроектировать и построить на Кузбассе домны по американскому типу. Вместе с группой инженеров он отправился в Сибирь. Оттуда Курако с восторгом писал Бардину о перспективах Кузбасса для металлургии. Однако построить завод не успел — в 1920 году Курако умер в Кузнецке от тифа. Спустя десять лет уже Бардин построил металлургический завод в Кузнецке.
    Из большой заграничной командировки инженер вернулся в Москву 21 января 1924 года — в день смерти Ленина. «Бесконечная вереница людей с застывшей на лицах скорбью потянулась в Дом союзов, чтобы последний раз взглянуть на дорогого вождя… Народ жег костры, чтобы хоть немного обогреться, и все шел и шел к Ильичу», — вспоминал те дни Бардин.
    С 1939 по 1960 год был директором Института металлургии и материаловедения имени А. А. Байкова АН СССР. В 1943—1958 годах преподавал в московском Институте стали и сплавов (МИСиС).
    В 1950-м Бардин женился на своей помощнице Лидии Пегушиной. У обоих уже были дети от предыдущих браков. Союз с Лидией Валентиновной сослуживцы считали мезальянсом (она была моложе Бардина на 25 лет). Однако после смерти академика Лидия Бардина посвятила свою жизнь сохранению памяти о нем. Еще в 1960-х она передала в музей Новокузнецкого комбината и в Кемеровский областной краеведческий музей личные вещи академика. Лидия Бардина умерла в 2000-х в возрасте 96 лет. Она мечтала, чтобы ее московская квартира стала музеем академика, однако этого не случилось.
    В Череповце проводится ежегодный турнир по боксу памяти металлурга, а в Новокузнецке центральный проспект носит имя Бардина.

 

Материалы об Иване Бардине:

Биография в Википедии

Владимир Мезенцев «Бардин» (из серии ЖЗЛ)

Статья на сайте Warheroes.ru

Источник: polit.ru

Добавить комментарий