Мемория. Иоанн Кронштадтский

1 ноября 1829 года родился Иоанн Кронштадтский, священник и проповедник, причисленный к лику святых праведников.

 

Личное дело

Иоанн Кронштадтский (Иван Ильич Сергиев, 1829-1908) родился в селе Сура Архангельской губернии, был первенцем в бедной семье. Его отец — Илья Михайлович Сергиев, всю жизнь служил дьячком Никольской церкви села Сура, около которой и был похоронен после смерти в 1851 году.

«За слабостью здоровья»  мальчик был крещён дома в день своего рождения и наречён в честь преподобного Иоанна Рыльского.

В возрасте 10 лет поступил своекоштным воспитанником в Архангельское приходское училище, к окончанию которого был первым учеником. После училища перешёл в Архангельскую духовную семинарию, которую окончил в 1851 году вторым учеником и за успехи был отправлен учиться на казенный счет в Санкт-Петербургскую духовную академию. Окончил академию в 1855 году, защитив работу «О Кресте Христовом в обличении мнимых старообрядцев» и получив степень кандидата богословия.

Еще учась в духовной академии,  будущий о. Иоанн увидел себя во сне в священнических одеждах, служащим в соборе Кронштадта. Через несколько дней он получил предложение взять в жены дочь настоятеля того самого собора Елизавету и согласился.

Судя по записям личного дневника о. Иоанна, его супруга с половины 1870-х стала проявлять ревность, подозрительность и даже враждебность по отношению к нему.

В конце жизни Елизавета Константиновна перенесла тяжелую операцию, после которой лишилась ног. Скончалась она 22 мая 1909 года и похоронена в ограде Андреевского собора.

Изначально Иоанн намеревался принять монашество и поступить в миссионеры, чтобы проповедовать христианство народам Сибири и Америки. Однако, увидев, что жители столицы «знают Христа не больше, чем дикари какой-нибудь Патагонии», решил остаться в России.

После рукоположения был направлен в Кронштадт, куда в то время высылали асоциальных личностей и нищих. О. Иоанн «стал посещать лачуги, землянки и бедные квартиры. Он утешал брошенных матерей, нянчил их детей, пока мать стирала; помогал деньгами; вразумлял и увещевал пьяниц».

В  декабре 1855 года в кафедральном соборе Петра и Павла в Санкт-Петербурге Иоанн  был посвящен во диакона, а через день, 12 декабря, хиротонисан во иерея к Андреевскому собору Кронштадта, в котором и прослужил 53 года, до самой кончины.

С 1857 года был  законоучителем Кронштадтского городского училища; с 1862 года в течение 25 лет преподавал Закон Божий в местной классической гимназии.

С 1875 года был протоиереем; c 1894 года — настоятелем Андреевского собора. С 1899 года — митрофорный протоиерей.

С самого начала своего служения о. Иоанн занимался частной благотворительностью. В начале 1880-х основал «Дом трудолюбия» (работный дом с мастерскими), школу для бедных, женскую богадельню, детский приют.

Вопреки принятой тогда в Российской Церкви практике, о. Иоанн ввёл общую исповедь (в таинстве покаяния), призывал к более частому приобщению Святых Таин, тогда как в России того времени распространено было обыкновение приобщаться дважды или даже единожды в год, Великим постом.

20 декабря 1883 года в столичной газете «Новое время» Алексея Суворина было напечатано от имени ряда частных лиц «Благодарственное заявление», которое, по мнению составителей «Жития» о. Иоанна, положила начало  «всероссийской известности кронштадтского священника».

К 1890-м годам он уже получил такое почитание в народе, что всюду в России, где только становилось известно о его приезде, заранее собиралось множество людей. Священника  встречали такие многотысячные толпы народа, что это уже начинало создавать трудности для обеспечения его перемещения и безопасности.

Рост известности и почитания Иоанна Кронштадтского привели к тому, что ему стали жертвовать большие денежные суммы — и лично, и почтовыми переводами.

Крупные суммы (до 50 тыс. рублей) отец Иоанн отдавал на строительство и поддержание благотворительных учреждений, школ, больниц, монастырей и храмов, жертвовал в благотворительные общества в том числе и других конфессий (татарам, евреям). В частности, в 1891 году построил в родной ему Суре каменную приходскую церковь; в другой части села основал женский монастырь (Иоанно-Богословскую женскую общину).

Секретарь отца Иоанна утверждал, что только за июнь 1895 года им было послано по почте различным просителям 25 тысяч рублей, не считая личных жертв из рук в руки, сумму которых никто не знал, даже сам отец Иоанн.

Известность о щедрости Иоанна Кронштадтского привлекала к нему огромное число просителей — от простых нищих до богатых купцов, пришедших в отчаяние из-за критической ситуации (банкротство, проигрыш в карты и т. п.).

По воспоминаниям современников, передвигался по Кронштадту отец Иоанн в сопровождении целой «армии» нищих, которым раздавал милостыню дважды в день — утром и вечером. Перед раздачей толпа нищих распределялась на десятки, каждому из которых давался рубль, который далее разделялся на 10 человек. Этой суммы — 10 коп. утром и 10 коп. вечером — им хватало, чтобы найти дневное пропитание и оплатить ночлег.

При этом чем больше он раздавал деньги, тем более ему жертвовали. По разным источникам, через руки отца Иоанна проходило от 150 тысяч до миллиона рублей в год – громадные по тем временам суммы.

В 1890-х годах в Кронштадте сложилась даже целая местная индустрия по обслуживанию огромного  потока паломников, приезжавших в надежде на встречу с Иоанном. Ввиду просто физической невозможности уделить внимание всем желающим, он был вынужден нанять штат сотрудников (женщин-секретарей), ведавших отбором посетителей; в итоге некоторые его секретари, беря себе в карман мзду за возможность встречи со святым отцом, «сколотили себе небольшой капитал и снискали гнев тех, кто обращался к ним за содействием».

8 октября 1894 года о. Иоанн прибыл по инициативе великой княгини Александры Иосифовны прибыл в Ливадию к умирающему императору Александру III. 17 октября он отслужил литургию в Ореанде, а затем, прибыв во дворец, причастил императора. 20 октября, в последние часы жизни Александра III, помазал его тело елеем из лампады, после чего, по просьбе умирающего, возложил свои руки на его голову.

Пребывание у одра умирающего царя еще более способствовало росту его популярности в обществе. Однако, более о. Иоанна не приглашался к императору и императрице.

14 мая 1896 года Иоанн принимал участие в служении литургии в Успенском соборе Московского Кремля по совершении обряда коронования императора Николая II и императрицы Александры Феодоровны.

В 1903 году вместе с епископом Волынским Антонием (Храповицким) о. Иоанн выступил с осуждением кишинёвского погрома, чем навлёк на себя гнев и негодование со стороны крайне правых. В последовавшем потом письме «христианам г. Кишинёва» от 23 мая 1903 года он фактически извинялся за осуждение погромщиков и заявил, что «в погроме виноваты преимущественно сами евреи».

События Первой русской революции Иоанн так объяснял в частном письме от 31 октября 1905 года: «По всему виновники — евреи, подкупившие наших хулиганов убивать, грабить, изводить пожарами русских людей».

Иоанн приветствовал создание Союза русского народа (монархической организации, основанной в 1905 году, и впоследствии ставшей крупнейшей в Империи), а в 1907 году вступил в него рядовым членом, написав в заявлении: «Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал Русской государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, Неограниченного Самодержавия и Русской Народности, — прошу зачислить меня как единомышленника». Был избран пожизненным почётным членом Союза; участвовал в мероприятиях, организовывавшихся «союзниками», выступал на монархических собраниях и крёстных ходах.

Несмотря на изматывающий темп жизни – порой на сон ему оставалось всего 3-4 часа, впервые о. Иоанн серьёзно заболел в декабре 1904 года. В январе 1905 года над ним, по его просьбе, было совершено таинство елеосвящения, которое проходило при большом стечении народа вокруг дома священника.

Последние годы своей жизни Иоанн  страдал «мучительной болезнью мочевого пузыря». Ежедневно приобщался Святых Таин. В последние дни Святые Дары ему уже ежедневно приносили на дом.

Последнюю литургию Иоанн Кронштадтский совершил 9 декабря 1908 года.

Скончался в Кронштадте 20 декабря 1908 года на 80-м году жизни, не оставив ни  духовного завещания, ни каких-либо денежных сбережений.  Согласно его воле, был похоронен в храме-усыпальнице, который он устроил для себя в крипте Иоанновского монастыря на Карповке.

 

 

Иоанн Кронштадтский

Чем знаменит

Отец Иоанн Кронштадтский начал еще  при жизни почитаться как великий молитвенник, чудотворец и прозорливец.

Его новаторское отношение к своим пастырским обязанностям, выражавшееся, в частности, в чрезвычайной эмоциональности его проповедей (как говорили очевидцы, он нередко на них обливался слезами), встречало в 1860-е годы непонимание и неодобрение у других клириков, однако нашло огромный отзыв у простых прихожан.

Отец Иоанн вставал около четырёх часов утра, до полудня служил в кронштадтском соборе, после чего посещал приезжих и горожан, пригласивших его по той или иной нужде. Обычно это были просьбы о молитве у постели больного.

Часто о. Иоанн отправлялся в Петербург — летом на пароходе до Ораниенбаума, а зимой по льду на санях. В Петербурге также посещал людей, просивших его о посещении, а также различные общественные мероприятия и торжества. Возвращался домой в Кронштадт уже поздним вечером, нередко после полуночи.

Поскольку число желающих попасть к нему на исповедь было огромно, она временами затягивалась с часу или двух дня до двух часов ночи, а иногда отец Иоанн исповедовал до самой утренней службы. Нередко в течение дня он даже не имел возможности подкрепиться надлежащим образом. Спал очень мало, не всегда даже 3-4 часа – и в таком режиме жил ежедневно в течение нескольких десятилетий.

Сразу после смерти о. Иоанна император Николай II своим рескриптом от 12 января 1909 года на имя митрополита Санкт-Петербургского Антония (Вадковского предписал творить ежегодное «молитвенное поминовение» протоиерея Иоанна Сергиева в день его кончины.

Однако впервые вопрос о канонизации Иоанна Сергиева был поднят более 40 лет спустя — в 1950 году графом А. А. Соллогубом в Русской Зарубежной Церкви.

В июне 1964 года в Нью-Йорке Собор епископов РПЦЗ постановил : « Признать праведного отца Иоанна Кронштадтского Божиим Угодником, причисленным к лику Святых, в земле Российской просиявших».

Русской православной церковью Иоанн Кронштадтский был прославлен для общецерковного почитания 8 июня 1990 года на Поместном Соборе РПЦ.

 

О чем надо знать

Иоанн Кронштадский многого лет вел дневник – с  14 декабря 1856 года и до самой смерти.  В настоящее время этот дневник хранится в Российском государственном историческом архиве.

Записи в дневнике отличают крайняя самокритичность и «даже откровенно негативный» к самому себе тон, что, по мнению исследователей, вполне характерно для православной аскетики.

Дневники дают живую картину внутренней религиозной и повседневной бытовой жизни о. Иоанна, его отношению к политике, литературе, иноверию и инославию.

Также в дневниках нередко встречаются упоминания о болезни желудочно-кишечного тракта, от которой многие годы страдал о. Иоанн. В частности, он писал о своих попытках победить болезнь диетой — употреблением простокваши, минеральной воды и проч. Дневники св. Иоанна свидетельствуют о том, что он уделял большое  внимание снам —  записывал их, воспринимал их как искушения, попущение за грехи, поучения, пророчества и обличения.

 

Прямая речь

Об изучении грамоты: «Никак не удавалось мне понять связь между нашей речью и письмом; в моё время грамота преподавалась не так как сейчас: нас всех учили: «азъ», «буки», «веди» и т.д., как будто «а» — само по себе, а «азъ» — само по себе. Долго не давалась мне эта мудрость, но будучи приучен отцом и матерью к молитве, скорбя о неуспехах своего учения, я горячо молился Богу, чтобы Он дал мне разум — и я помню, как вдруг спала точно пелена с моего ума, и я стал хорошо понимать учение».

О своей благотворительности: «У Бога нет ни эллинов, ни иудеев. У меня своих денег нет. Мне жертвуют и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то или другое пожертвование. Поэтому и я жертвую туда, где есть нужда и где эти деньги могут принести пользу».

О России: «Не скорби безутешно о злополучии отечества, о проигранных войнах … о потере военных кораблей … о громадных потерях государства от поджогов… Скорби о том, что ты плохо подвигаешься к отечеству нетленному, вечному, на небесах уготованному, что сердце твое далеко от Бога. Земное отечество страдает за грехи царя и народа, за маловерие и недальновидность царя, за его потворство неверию и богохульству Льва Толстого и всего так называемого образованного мира министров, чиновников, офицеров, учащегося юношества. Молись Богу с кровавыми слезами о общем безверии и развращении России».

О пожелании смерти Льву Толстому: «6 сентября 1908 г. Господи, не допусти Льву Толстому,  еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли — этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь»».

Бывший пьяница о встрече с Иоанном Кронштадтским:«Я стал у кареты, отворил ему дверцы, сам стараюсь держаться попрямее… Потом взглянул ему в глаза, а глаза-то его смотрят на меня не то гневные, но глубокие без конца, чем дальше смотришь, тем глубже и горят таким огнём, что мне стало жутко. Я за голову схватился, не в шапке мол я: так страшно стало. Разгневался батюшка видно. Потом видно смиловался. — „Зачем ты, голубчик, пьёшь?“. Вот с тех пор я не пью»».

 

5 фактов об Иоанне Кронштадтском

    Детей у отца Иоанна не было; согласно его «Краткому житию» в официальном издании Московского Патриархата, супруги «приняли на себя подвиг девства». Первое официально составленное «Житие» (1964) говорило, что брак о. Иоанна «был только фиктивный, нужный ему для прикрытия его самоотверженных пастырских подвигов».
    Иоанн с супругой воспитывали как своих детей двух дочерей сестры Елизаветы Константиновны — Елизавету и Руфину. Руфина записала проповеди последних лет жизни о. Иоанна и в 1909 году издала 2 книги о своих дяде и тёте.
    Обходя своих прихожан в Кронштадте, о. Иоанн  раздавал все свое жалованье бедным, а когда не оставалось денег, отдавал свою рясу, сапоги и сам босой возвращался домой в церковный дом. Это привело к тому, что одно время его жалование даже стали выдавать не ему, а его жене.
    Собиравшиеся вокруг о.Иоанна многотысячные толпы буквально рвали его одежду. Однажды жители Риги разорвали его рясу на куски, поскольку каждый хотел  иметь у себя ее кусочек.
    В 1880-е годы из среды почитателей о. Иоанна обособилась группа фанатичных поклонников, получившая наименование иоаннитов, которые почитали его за воплотившегося вновь Христа (что расценивалось как разновидность секты хлыстов). В 1912 году эта группа была признана Святейшим Синодом как секта. Сам о. Иоанн их отвергал и осуждал, но её наличие создавало ему в определённых кругах скандальную репутацию.

 

Материалы об Иоанне Кронштадтском

Автобиография

Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский. Житие

Статья об Иоанне Кронштадтском в Википедии

Источник: polit.ru

Добавить комментарий